Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

Война за квадратные метры

Живи и работай так, чтобы завтра не было стыдно смотреть людям в глаза


В журналистику я пришел, можно сказать, по зову сердца. Для меня это не просто профессия, а потребность души. Это, наверное, и есть призвание.
Моя журналистская деятельность началась с работы нештатного корреспондента районной газеты, без зарплаты, без гонораров, в тяжелое для моей республики и народа время. Это были послевоенные 2002—2003 годы, когда вся республика лежала в руинах,
а жители ее, залечивая кровавые раны, нанесенные войной, пытались выжить в тяжелейших условиях

Абубакар Асаев потом работал корреспондентом грозненской городской газеты «Столица+».
В 2007 году, по приглашению главного редактора перешел в республиканскую общественно-политическую газету «Вести республики», на должность редактора отдела политики.
После года работы по собственному желанию перевелся в специальные корреспонденты этой же газеты, так как посчитал, что сможет принести больше пользы людям, будучи свободен от рамок и условностей, свойственных данной должности.
Был обозревателем и специальным корреспондентом независимой газеты «Голос Чеченской Республики». Печатался в республиканских и северокавказских изданиях и журналах. Основное направление в журналистике — аналитика, правозащита.
С 2010 года обозреватель газеты «Чеченский правозащитник».

Журналистика имеет свои устоявшиеся правила и стандарты, которые бывает иногда полезно обойти, чтобы не становиться их заложником. В процессе своей деятельности я пришел к тому, что в публикациях надо апеллировать к закону. Ссылки на статьи Уголовного кодекса нередко оказывают магическое воздействие на нарушителей прав граждан и более действенны, чем обращение к их совести.

Писать приходится на разные социально значимые и острые темы. А темы диктует сама жизнь. Ксенофобия, экстремизм, коррупция, мошенничество, военные преступления. Проблемой «отказного» жилищного фонда начал заниматься еще, будучи собкором городской газеты в 2004 году. Нельзя сказать, что все проходило гладко. Берясь за острые темы, ты должен быть готов к возможным последствиям выполнения своего профессионального долга.

Журналистика — это одна из профессий, где наиболее остро ощущается фактор риска. Здесь не просто констатация фактов, изложение последствий видимой картины, но и попытка анализа, поиска первопричин и прочих сопутствовавших накалу ситуации факторов. Журналист нередко оказывается перед весьма непростой дилеммой — идти по уже накатанному пути, либо повернуть вспять и, соответственно, навлечь на свою голову массу вероятных в данной ситуации приключений и проблем.

Необходимость работать в условиях криминогенной среды выработала в целом у российских журналистов особый стиль изложения мыслей, то есть, писать, как это принято говорить, «между строк». Подобное ноу-хау в российской журналистике не просто каприз журналиста, а своего рода защитная реакция или, скажем, инстинкт самосохранения, выработавшийся в течение многих лет работы в специфических условиях. О российской действительности фельетоны бы писать, но и они, пожалуй, будут читаться сквозь слезы. Не свободна от этого и региональная журналистика. В региональной журналистике нужен еще и особый дар — писать так, чтобы и «волки были сыты и овцы целы».

Вообще, из своей практики я вынес один вывод: журналистика универсальна. Журналисту приходится одновременно быть и психологом, и юристом, и адвокатом. Но самое главное — необходимо умение мыслить, анализировать, не просто слушать, но и слышать, не впадать в крайности, которые не пойдут во благо ни тебе самому, ни героям твоих статей и очерков.

Еще одна особенность региональной журналистики, с которой я столкнулся в своей деятельности. Здесь к журналисту чаще всего идут, как к последней инстанции, в надежде через него быть услышанным теми, кто может решить его проблему. Когда перед тобой отчаявшийся и озлобленный на весь мир человек, ты не можешь сказать ему — нет. Подсознательно ты, конечно, понимаешь, что твоя статья не станет панацеей от его бед, но принесет немало неприятностей ее автору. Расстраиваешься, когда не удается добиться результата, и радуешься, когда удается помочь человеку в решении его злободневной проблемы.

В таких ситуациях тобой движет не мания величия, не стремление к славе и тем более не материальный интерес, а обостренное чувство справедливости. Самая большая награда, на которую ты при этом можешь рассчитывать — это искренняя благодарность людей за поддержку в их нелегкой борьбе за свои декларируемые в основном законе страны права….

Идея создания рубрики «Война за квадратные метры» появилась после консультаций с сотрудниками аппарата Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике, которые оказывают юридическую помощь заявителям и представляют их интересы в судах. Рубрика родилась, можно сказать, из обращений граждан.

В основе публикаций — реальные жизненные ситуации, в которых оказываются жители республики, проблемы, с которыми они обращаются к правозащитникам, в редакцию газеты.

Огромное число потерпевших и целые тома дел, растянувшиеся на многие годы судебные тяжбы заявителей дали серьезную информационную базу для журналистских расследований. Естественно, без наличия определенных познаний в области юриспруденции, помощи и поддержки специалистов со стажем и опытом работы в данной сфере разобраться в хитросплетениях квартирной «войны» было бы не просто.

После выхода первых публикаций из этого цикла в адрес главного редактора газеты «Чеченский правозащитник» поступило официальное письмо от судебных чинов, в котором указывалось на «провокационный характер» статей. Меня, как автора статей и ведущего рубрики, обвиняли в «подрыве доверия простых людей верховенству закона и в давлении на суд при отправлении им правосудия». Кроме того, вменялось и нарушение журналистской этики, целого ряда статей закона о СМИ, закона о судебной системе РФ. Надо отдать должное Верховному суду ЧР, откуда было письмо, на этом противостояние закончилось, а рубрика еще живет.

Моя цель, как журналиста, — не критика ради критики, не противостояние с властью, а результативность. Героям моих материалов нужен результат, а не просто констатация факта. Чаще всего без участия и понимания все тех же судей, следователей, чиновников добиться результата практически бывает невозможно. Если бы во власти, судах, органах правопорядка не было порядочных и верных долгу людей, то не было бы смысла о чем-то писать и рассчитывать на торжество справедливости.

В процессе своей деятельности, наживая «врагов» и обретая союзников в органах власти у меня было немало возможностей в этом убедиться. Даже в случаях когда, несмотря на все усилия, не удается добиться в судах положительного решения, человек, по крайней мере, видит, что мир не без добрых людей. Ты сделал все, что мог, от чего он получает хотя бы моральное удовлетворение и силы продолжать борьбу.

Если удается помочь хотя бы одному человеку из сотен, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации, то этот прецедент дает надежду другим отстаивать свои права, а журналисту — стимул для того, чтобы за эти права бороться. Судьбы героев статей и очерков складываются по-разному. Для одних из них война закончилась, а другие все еще продолжают блуждать по замкнутому кругу в надежде на торжество справедливости.


Абубакар Асаев

"Журналистика и медиарынок", № 02, 2013


 

ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Наталья Кривякина, «Искитимская газета», Новосибирская область
Часто приходится слышать, что журналистика — сфера творческая, мол, достаточно таланта, а учеба в университетах ничего не дает. Увы, без четких знаний жанров, умения отличить одно от другого стать хорошим журналистом невозможно. Это как поварское искусство. Пока не научишься жарить картошку и варить простые макароны, кулинарные шедевры приготовить, а еще лучше — придумать, не получится.