Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 8
ПлохоОтлично 

Построение будущего

Позвольте мне выступить с двумя крупными блоками. Первый блок — это блок общего комментария, который академическое сообщество должно сделать в связи со многими вопросами, которые сегодня обсуждались. И мне кажется, что это не случайно, потому что второй важный момент, о чем надо говорить, — это стратегия продвижения Союза журналистов, вхождение в молодежную среду



НА ФАКУЛЬТЕТЫ ЖУРНАЛИСТИКИ ПРИХОДИТ 80% ДЕВУШЕК. Профессия становится женской. Не думаю, что это ей вредит, потому что российская журналистика всегда была сильна своей публицистической и человеческой линией, всегда наша публицистика касалась нужд простого человека.

И, возможно, это отсутствие внимания к каждодневным нуждам простого рядового россиянина и есть один из тех упреков, которые мы все время предъявляем к журналистике, потому что, конечно, сегодняшним молодым людям очень трудно разобраться с тем, что происходит. Они говорят о свободе слова, но не всегда понимают, что свобода связана напрямую с ответственностью журналиста.

Они говорят о том, что нужно быть объективными, хотя «объективность» не очень хороший термин, но, во всяком случае, непредвзятыми, а видят вокруг журналистику крайне политизированную, раздробленную, поляризованную. Мы, в принципе, не ушли от стандартов партийной журналистики, которая всегда поддерживает какие-то определенные силы. Поэтому здесь очень важно, чтобы наши журналисты сегодня на съезде и дальше в своей жизни все-таки более четко осознали те потребности российского общества, тот информационный запрос, который существует.

Я АБСОЛЮТНО СОГЛАСНА С ВЛАДИМИРОМ КАСЮТИНЫМ, который сказал, что нет эффективной бизнес-модели у новостной, у аналитической журналистики. Есть бизнес-модель медиа, основанная на рекламе, но там журналистика занимает очень небольшое место. И в этом смысле нам очень важно понимать, каких сегодня специалистов мы готовим. Современный телевизионщик — это журналист, или это продюсер, или это рекламист, или это человек, который работает в PR? И здесь встает очень большой вопрос, как раз связанный с нуждами университетской среды: «Кого мы должны готовить?».

Мы недавно провели свободную запись на разные специализации факультета, и позвольте мне сказать печальные новости для нас для всех: абсолютное большинство студентов добровольно хочет учиться на отделении телевидения, а мы не можем набрать в связи с этим сегодня ни одной группы печатной газетной журналистики.

Это что значит? Это значит, что молодежь, выросшая в условиях цифровой революции, овладевшая медиаграмотностью, и молодежь, которая слышит все время о том, что газета умирает, уже ее похоронила, не хотят идти в газету.
В этом смысле, мне кажется, Союзу нужно ближе идти сейчас к молодежному студенческому сообществу, и, в общем, нам всем, наверное, нужно возрождать престиж профессии не только в обществе, не только в каких-то властных структурах, но в будущем профессии. И, к счастью, сегодня нам образовательный стандарт позволяет делать очень многие вещи.

Я хотела бы обратиться к Союзу журналистов и к вам, журналистскому сообществу, с очень конкретными предложениями о формировании наших отношений в будущем, стратегическом формировании.

НАС, КОНЕЧНО, ВОЛНУЕТ ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ, но это же истина, что приходят мастера и чеканят свои мастер-классы, в этом нет никакого ноу-хау. Это значит, что редакциям нужно подумать о возрождении института наставничества, чтобы наши студенты, для которых практика в редакциях есть обязательная часть учебного процесса, приходили в редакции и не подносили кофе — хотя, в принципе, в этом нет ничего страшного, — но чтобы они взаимодействовали с мастерами.

Более того, я бы хотела, чтобы не рядовые мастер-классы практиковались в университетах, а чтобы мы перешли к практикам мастерских, когда приходит мастер, набирает группу, и отвечает за эту группу в течение года, формирует ее. Может, он готовит просто пишущих публицистов, может, он формирует какой-то новый медиапроект с социальной ответственностью, социально-ориентированный. Но я думаю, что такие длительные мастерские гораздо более эффективны, чем встречи со звездами.

СЕГОДНЯ МЫ НЕ МОЖЕМ ВЫПУСКАТЬ НАШИХ СТУДЕНТОВ, только аттестуя их по академическим фундаментальным курсам. Да, у нас есть госэкзамен, и у нас есть выпускные квалификационные испытания, и мы предлагаем усилить эти выпускные квалификационные испытания оценкой журналистским сообществом творческих досье наших студентов. Мы, в принципе, сами давно эту практику разработали, ввели, но пока творческое досье наших студентов мы оцениваем сами своим преподавательским составом.

Я предлагаю включать больше журналистов в государственные аттестационные комиссии, помогать нам оценить эти досье, а вам установить что-то поощрительное для самых талантливых студентов, потому что по результатам оценки досье можно принимать в Союз журналистов, и, мне кажется, это будет более логичный шаг привлечения молодежи.

НАС ЧАСТО УПРЕКАЮТ В ТОМ, чТО НАШИ СТУДЕНТЫ ПЛОХО ПОДГОТОВЛЕНЫ. Знаете, коллеги, не надо обвинять во всем факультеты журналистики. Давайте лучше заключим с вами мировое соглашение: вы не будете брать наших студентов на три копейки, пока они еще на втором-третьем курсе учатся, и не всему обучены, вы не будете брать их из аудиторий, и в это время нагружать малооплачиваемой и легкой работой. Позвольте нам их обучить, и после этого вы действительно получите хороших профессиональных студентов.

Нас всегда упрекают: «Вы учите той этике, которой нет». Да, мы учили, учим и будем учить, потому что мы учим тому стандарту, тем ценностям и той миссии, которую они не всегда видят в реальности. Но если мы их не научим — поверьте, их просто никто не научит.


Елена Вартанова


"Журналистика и медиарынок", № 05, 2013


 

ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Марина Вагина, газета «Соликамский рабочий», Пермский край
Журналистика не терпит людей случайных. В нее приходят только те, кто понимает, что это общественная деятельность. Правильно говорят, что журналистика, как и кино, не имеет возраста. В профессии остаются, как правило, те, кто пришел в нее по большой любви,