Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

«Слово не воробей —
оно Жар-птица!»


В детстве я часто слышала эту фразу от моей бабушки, прекрасной сказочницы.
Тогда не был понятен смысл этих слов, но моя Ефросиньюшка произносила их всегда протяжно и очень загадочно. Может быть, поэтому я помню их всю жизнь.
Бабушка, бабушка, ты и сама не знала, какое зернышко ты тогда заронила в мою душу 


Зернышко по зернышку

МНОГО ЛЕТ СПУСТЯ, на Ярославском вокзале Москвы, мы с пятилетней дочкой ожидали поезд. В нескольких метрах от нас теснилась группа студентов. Трое из них, чтобы скоротать время, достали из планшетов листы бумаги и начали рисовать мою Аленку. Она сидела не шелохнувшись. Закончив работу, художники показали нам написанные портреты. На одном листе — забавная малышка в пушистой шапке, на другом — тоже, а на третьем — в глазах девочки читалось: «Хочу скорей домой!».

— Молодец, наблюдательный художник! — вырвалось у меня. Поистине: та же мучка, да не те ручки.

Вот так искренне и с любовью надо рисовать человека и писать о нем. Позднее это стало главным правилом моей работы.

Свой творческий багаж я собирала по крупице. Как ни вспомнить тут фразу «все начинается с детства».
В школьные годы все мое свободное время от учебы занимали фортепиано, пение, драмкружок, спортивная гимнастика, декламирование стихов на различных конкурсах. Сейчас и сама удивляюсь, сколько стихов и прозаических текстов выучено наизусть!

ТРИ ГОДА мне довелось жить в Монголии. Это послужило хорошей возможностью расширения кругозора и жизненного опыта, Другая страна, климат, обычаи.
В нашем классе учились ребята девяти национальностей, и общение с ними, такими разными, мне тоже пошло на пользу. Там, вдали от Родины, я поняла, как люблю ее и своих друзей, оставшихся в Союзе. Тогда я вела личный дневник. Он — собственная рукописная летопись, в которой отражены переживания, идеи, желания, оценки людей и событий.

Все-все эти «зернышки» мне пригодились в работе. Как вы думаете, кем я хотела быть с таким набором интересов? И стала… учителем, потому что эта профессия объединяет все, что я люблю. Так появился в моей жизни Пермский государственный пединститут, потом телевидение и газета.

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ЖАНР — зарисовка, если точнее — портретная зарисовка. Это теплый, доверительно-сердечный рассказ о людях, ориентирована на любые вкусы, доступна каждому читателю газеты. Вот и рисую словом, глядя в глаза человеку и проникая в его душу. Это говорю искренне. Думаю, что так и должно быть, когда пишешь о достойном человеке. В зарисовке всегда две стороны — сам автор и то, с кем он встретился.

Результат нашего труда напрямую зависит от способности сочувствия, эмоционального отклика на переживания другого, поэтому журналисты, как и художники, о человеке или событии пишут по-разному, как чувствуют. Найти отклик в душе читателя — главное и золотое правило, усвоенное еще из педагогической практики: запоминается только то, что пережито эмоционально.

Жар-птица в руках

Для меня творческое состояние — состояние взаимодействия с другим человеком, назвать его «источником» информации язык не поворачивается.

ГЕРОЕМ ЗАРИСОВКИ может стать практически каждый, главное — разглядеть в человеке его особинку. Теперь в Соликамске знают о двухлетнем вундеркинде Глебе, о балерине Тамаре Негановой («Жизнь на пуантах»), которая преподает хореографию в школе искусств и четверть века ездит на работу из соседних Березников, и многих-многих других. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! — один из главных принципов работы.

Вместе со своей героиней, кондуктором Альбиной Руновой, проехала по автобусному маршруту (марка автобуса и моя героиня подсказали название материала), чтобы своими глазами увидеть ее работу. За эти сорок минут она успевает проверить не только билеты, но и как знакомые пассажиры-школяры выучили домашнее задание — басню Крылова, какая она предусмотрительная, вежливая и улыбчивая хозяйка салона, настоящая «Стюардесса «мерседеса».

ЕЩЕ ВАЖНОЕ ПРАВИЛО: никогда не опаздывать на встречи, иначе теряется доверие к корреспонденту. Общаясь с собеседником, как бы «читаю» его, слушаю и запоминаю манеры поведения, особенности речи — все это не должно остаться незамеченным. Это придает особый колорит материалу.

Отдельный разговор о ветеранах войны и тыла, о них написаны десятки зарисовок. С ними беседую у них дома. Домашняя обстановка позволяет почувствовать атмосферу, которая окружает человека, дает возможность увидеть фотографии, членов семьи и их взаимоотношения. Мне важно, чтобы мой собеседник не был зажат и раскрылся, поэтому обычно начинаю разговор без диктофона и блокнота. Стараюсь найти ниточку, которая нас свяжет. И она всегда находится: то моя собеседница в кофточке, как у моей мамы, а ветерана войны зовут так же, как моего отца, то вазочка, совсем как у моих родителей, или кошка такого же окраса, как у меня...

Откровенно восхищаюсь талантами, добротой, отвагой и бесхитростностью собеседника. Кажется, мелочи, но они сближают, и откровение не заставляет себя ждать. Люди смелее отвечают на вопросы, вспоминают интересные случаи. Эмоциональный контакт вызывает доверие и свидетельствует об открытости человека. Общаясь с собеседником, как бы «читаю» его. Тренированная память помогает мне помнить лица, а также привычки, особенности речи. Ничего не должно остаться незамеченным. Ищу «нужные мелочи», они придают особый колорит материалу.

ВРЕМЕНИ НА БЕСЕДЫ никогда не жалею. Первое правило профессионального общения — человеческий интерес. Респонденту должны быть ясны цель и причина беседы. Все это работает на «поощряющее» отношение к говорящему, придает ему чувство уверенности в себе. Можно несколькими способами дать понять, что вы слушаете собеседника. Это необходимо собеседнику, поскольку каждый хочет быть, прежде всего, услышанным.

Люди смелее отвечают на вопросы, вспоминают интересные случаи. Вопросы не только что? и когда? но и зачем? почему? как? Пишу не биографию героя, а провожу жесткий отбор картинок из жизни, выбирая только то, что подтверждает характерную черту героя. Считаю, что все это слагаемые добротного материала.

Никогда не сажусь писать сразу после встречи. Материал должен хоть немного устояться, а мне важно выстроить план, в начало которого положена интригующая картинка из жизни героя, все остальные?подтверждение главной мысли материала. Стараюсь показать самое важное, интересное и необычное в человеке, чтобы дать ответ на вопрос: какой он?

ЗАГОЛОВКИ К МАТЕРИАЛАМ рождаются по-разному: иногда он появляется сразу, например, «Крестовая королева» о женщине, вышившей крестиком более 500 картин, или «Шепотом о грохоте войны» о фронтовике Николае Сохине, который после ранения потерял голос. Каким пронзительным, леденящим душу шепотом фронтовик Николай Сохин, который после ранения, потерял голос, рассказывает о буднях и ужасах войны. «Стюардесса «мерседеса» об автобусном кондукторе.

В нашем городе, наверное, нет художника, о котором бы я не написала зарисовку. Казалось бы, делают они одно дело — рисуют. Вот и нахожу и «читаю» особенности произведений каждого, в которые вписалась творческая судьба мастера. Она в его картинах. И все они такие разные!

Поскольку границы жанра зарисовки размыты, то она вобрала признаки и особенности информационных, аналитических, художественно-публицистических жанров. При этом жанровые и стилевые признаки варьируются, изменяются в зависимости от темы и задачи, стоящей перед автором, но в каждом отдельном случае зарисовка обычно несет большую публицистическую нагрузку, эмоциональный, смысловой накал, авторскую оценку, авторские суждения. Язык этого жанра ярок, наполнен эпитетами, сравнениями, метафорами, гиперболами, олицетворениями.

Следуя всему сказанному, стараюсь писать зарисовки просто, понятно, образно и жарко, чтобы зажечь читателя, помня, что в моих руках слово — Жар-птица.


Нина ВЕСЕЛОВА,
журналист, «Соликамский рабочий»,
Пермский край


"Журналистика и медиарынок", № 07-08, 2013


 



ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Леонид Сомов, заместитель редактора газеты «Слава Севастополя», город Севастополь
Мой совет партнерам по журналистскому цеху: всегда ищите в любом объекте вашего внимания второе дно. Нет однозначности в природе, кроме факта непреложности жизни и смерти. И чисто профессиональное наблюдение: интересные мысли рождаются, как правило, в итоге сомнений на базе того или иного явления, признанного как «медицинский факт».