Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

Круто замешенная глина


Депутат Госдумы Юрий Селиванов подал в суд за клевету и экстремизм
на белгородскую журналистку, мать троих детей.
Эта история обрела известность далеко за пределами Белгородской области


НЕ БУДУ ЛУКАВИТЬ и плакать горько, мол, наша служба и опасна, и трудна… Я до журналистики, дорогие читатели, в школе работала, в начальных классах. Так что закалка есть.
В журналистику пошла, чтобы в декрете подработать, и поняла, что с фронта не уходят, пока идет война.
Люблю я свою работу, горжусь, что могу помочь людям, когда они приходят в редакцию с горящими глазами и с отчаянными словами: суды куплены, полиция беспредельничает, власть не слышит, все бесполезно… Порой эти слова — результат отчаяния человека, который просто не знает, что и как делать, порой — хитрая уловка жуликов, которые свою выгоду ищут (да, да — эти умеют поплакать!), но бывает и так — эти слова совершенно справедливы. Тогда в бой!
Из моих удостоверений можно бусы делать, как дикарю племени Мамба-Юмба из костей съеденных врагов. Значит, так: удостоверения веером — и в суд, в полицию, в администрацию. Действует! Однажды женщина, попавшая в страшный переплет, сказала мне в стенах одного из судов: когда вы рядом — они ведут себя иначе.

С ИСТОРИЕЙ, которая привела меня в суд в качестве ответчика, я знакома с 2005 года. Тогда я возглавляла проект «МК в Белгороде» и баллотировалась в депутаты областной Думы. Конечно, посетителей было немало. Жаловались в основном на моего визави Юрия Алексеевича Селиванова, который тогда подвизался выступать под флагами «Единой России». Надо отметить, что гендиректор крупнейшего на Белогорье завода по производству строительных материалов ЖБК-1 позволял себе, на мой взгляд (и по мнению просителей), слишком много вольностей.

Эта история особенно поразила меня: молодая пара, фермеры, картошку выращивают и прочие овощи, и вдруг на их земле заурчали экскаваторы. Не важно, что земля в собственности и оформлена по закону. Глава Белгородского района того времени Сергей Тютюнов издает постановление у КФК «Виктория» (Романа Гордиенко) землю изъять, а следом другое — отдать ее ЖБК?1.

Но мне казалось, даже писала об этом, что тогда — в 2005?м — это история закончилась в духе русской сказки: добро восторжествовало, Иванушка с Аленушкой вернулись на родную землю, а злые экскаваторы и бульдозеры, как и их хозяева, уехали за границу чужой земли. Арбитражный суд признал постановление главы района незаконным, право собственности фермеров незыблемым.

Как же я была удивлена, когда спустя восемь лет, уже работая заместителем главного редактора газеты «Голос Белогорья», вновь в своем кабинете увидела довольно возмужавшего фермера. Оказывается, глину так и роют на земле, принадлежащей фермерам. Почему? Правильный ответ… потому что гладиолус!

Надо отметить, что дело сдвинул с мертвой точки юрист Олег Григор, которому фермер Гордиенко подарил за борьбу на его стороне половину земли, которую все равно использовать для хозяйства было невозможно — карьер там глиняный, «Ястребовский» называется. Оказывается, и среди юристов есть Дон-Кихоты, особенно когда предстоит бороться за родную землю, — таким и оказался Григор.

Вместе мы прошли немало инстанций. В газете «Голос Белогорья» было написано о наших исканиях правды четыре статьи. В итоге прокуратура увидела то, что раньше от ее бдительного ока было «скрыто», суд первой инстанции признал, что ЗКГ ЖБК-1 должно выметаться с земли Григора-Гордиенко. (Эти статьи можно прочесть на сайте газеты «Голос Белогорья».)

ВДРУГ ВОЛНА ПОВЕРНУЛА вспять. Апелляционная инстанция по непонятным мне основаниям признает право завода спокойно и дальше рыться на земле фермеров. А, видимо, воодушевленный этим решением господин Селиванов, который упоминается в статьях, подает на газету и на меня в суд.

Тут стоит поделиться с читателями сведениями о метаморфозах, которые претерпел данный политик за пролетевшие над карьером годы. Неожиданно для всех он поменял политическую ориентацию и встал под оранжевые флаги «Справедливой России». Даже, я бы сказала, ворвался на золотом тельце. Уж не знаю, что пообещал Юрий Селиванов господину Миронову, но в одночасье он стал не только членом партии и не только координатором регионального отделения, но и возглавил региональный список на выборах в Госдуму, после чего и стал депутатом ГД.

Такой способ партийной деятельности, пожалуй, больше похожий на рейдерский захват, возмутил членов БРО СР, мол, они много лет… а тут! Что сделали с ними, людьми, отдавшими этой, по названию справедливой, партии сердце? Исключили из ее рядов! Зато за одни сутки в региональном отделении ряды пополнились практически на тысячу справедливороссов! Кто они? В основном работники завода, естественно.

Эх, пришлось расстаться с руководством любимого завода Юрию Алексеевичу депутат же. Отдал акции в управление детям, а руководить поставил племянника.
В общем, по мнению некоторых, совершенно не зависит теперь завод от Юрия Алексеевича. Тем более странно, что его представитель на суде с газетой и журналистами — начальник юридического отдела УК ЖБК-1 господин Шаталов, который ходит на суд в рабочее время и в отпуске быть не может, так как суд длится уже третий месяц (ну разве что в декретном?). Где ты, комиссия по депутатской этике? Ау!

Иск Селиванова, который составил Шаталов, — сам по себе произведение искусства, причем, на мой взгляд, треш-арта. Например, Ю.А. Селиванов считает не соответствующей действительности фразу из статьи «…карьер назвали «Ястребовский». Очень точное название — хищник отменный, клюет птичек с лёта, не заморачиваясь насчет прав и прочих мелочей». Я, видимо, недостаточно точно и с экстремистскими целями биометрические данные ястреба описала? Отдельным пунктом иска стоит возмущение по поводу того, что в статье использована карикатура, на которой изображен крот. Узнал Юрий Алексеевич и в этом животном себя, оказывается. Вот я теперь сижу и думаю: так кто все же страшнее в животном мире — крот или ястреб?

Тем временем суд идет своим чередом. На первом заседании мы в течение четырех часов выслушивали от начальника юротдела УК ЖБК-1 сказание о доблестях и славе его доверителя. Я даже прониклась благоговением, особенно от медали за строительство храмов. Но на последующих заседаниях Шаталов был не так велеречив. Напротив, проявлял, как мне виделось, признаки агрессии. А при назначении экспертизы и вовсе выступил против экспертов из Адыгеи, профессора и доцентов русского языка с сертификатами Министерства юстиции России, только потому, что у них нерусские имена! Так и сказал: они не генетические носители языка и не смогут оценить все нюансы. Причем уточнил, что это мнение полностью совпадает с мнением его доверителя. И эти люди обвиняют меня в экстремизме?! Оценку по генетической передаче языка даже Гитлер не догадался сделать.

В моих-то статьях экстремизмом называется призыв бороться за свои права, конкретно вот эта фраза: «Тут все просто: вроде бы дело это лично не касается, но если мы смолчим, если однажды таким, как Селиванов, мозги не вправим, с каждым из нас могут поступить точно так же. Вы этого хотите? Тогда не молчите — ваш голос решающий!»

Но суд есть суд, не будем обгонять паровоз. Я уверена в своей правоте, тем более все документы имеются.

Самое гнусное во всей этой истории — даже не поведение депутата, который должен бы защитить фермеров. Мерзко и горько стало, когда я узнала, что белгородские журналисты ударили газете и мне в спину, нарушив не только устав Союза журналистов, но и общечеловеческие нормы морали.

Господин депутат обратился в Общественную палату области с просьбой дать оценку моим статьям. Общественная палата, почесав общественную репу, передала заявление в местное отделение СЖ. Мои, стыдно сказать, единосоюзники собрали региональную коллегию Большого Жюри и издали вердикт, осуждающий статьи и прославляющий Селиванова. При этом были нарушены основные пункты положения о Большом Жюри Союза журналистов России.

В частности:
— Ст. 1, п. 1, в котором четко прописано: «Большое Жюри является органом саморегулирования, рассматривающим конфликтные ситуации нравственно-этического характера, возникающие в журналистском сообществе в связи с исполнением журналистами своих профессиональных обязанностей, в том числе дела о нарушениях принципов и норм профессиональной журналистской этики.
Никакие иные органы, структурные подразделения и организации Союза журналистов России не вправе рассматривать дела о нарушениях принципов и норм профессиональной журналистской этики».
Однако в конфликт была вовлечена Общественная палата Белгородской области, которая вообще не является стороной конфликта.
— Ст. 1, п. 4: «Лицо, признавшее профессионально-этическую юрисдикцию Большого Жюри, находится под его защитой».
Региональная коллегия БЖ, вместо того чтобы защищать членов Союза журналистов, встала на сторону олигарха и нарушила основные принципы Устава СЖ, о которых говорится в преамбуле к положению о Большом Жюри Союза журналистов.
— Ст. 1, п. 9. Рассматривая конфликтные ситуации, Большое Жюри стремится к «установлению конструктивного диалога между участниками конфликта в обстановке состязательности и равноправия сторон».
Никакого равноправия не могло быть! Поскольку нам, как стороне, даже не сообщили о разбирательстве!
— Ст. 3, п. 4: «Заявление с просьбой о рассмотрении конфликтной ситуации подается в Большое Жюри в письменной форме, с приложением соглашения о признании морально-этической юрисдикции Большого Жюри и удовлетворяется коллегией в разумно короткий срок, необходимый для ее созыва, изучения обстоятельств конфликта и приглашения всех заинтересованных лиц».
Никакие обстоятельства конфликта не выяснялись, заинтересованные лица не приглашались!
— И основное! Нарушен пункт положения, ради которого и было создано БЖ!
Ст. 3, п. 7: «Большое Жюри воздерживается от рассмотрения обращения, если хотя бы одна из сторон конфликта предполагает перенести данный спор в суд».
В данном случае заявитель использовал решение региональной коллегии БЖ СЖ для подачи заявления в суд, что недопустимо!

Даже из-за этих нарушений, а есть и масса других, мне стыдно называть людей, подписавших пасквиль, журналистами.

От имени редакции и первичной журналистской ячейки газеты «Голос Белогорья» мы написали заявление в Большое Жюри СЖ России. Ждем защиты. Надеемся, что тех, кто готов поступиться профессиональной честью ради того, чтобы угодить депутату, поставят на место.

Рада, что могу общаться с честными людьми, которые читают журнал «Журналистика и медиарынок». Вместе с вами, друзья, я чувствую себя сильнее. Буду благодарна всем, кто будет следить за данной темой здесь: http://lada-1966.livejournal.com/38843.html

Особенно хочу поблагодарить средства массовой информации, которые уже встали на мою защиту.
О данном деле писали:

Агентство федеральных расследований http://flb.ru/info/54755.html
Медиатрон http://mediatron.ru/news-2013-may-026064.html
Коммерсант. Черноземье. http://www.kommersant.ru/doc/2216403
ИА Собкор http://www.sobkorr.ru/news/51BF14DB61E3B.html
Каспаров.ru http://www.kasparov.ru/material.php?id=51BF14DB61E3B
Безформата.ru http://belgorod.bezformata.ru/listnews/glinyanoe?gore/8581021/
Abireg.ru http://www.abireg.ru/n_33095.html
И многие, многие блогеры в социальных сетях.

Ссылки на статьи, которые стали предметом судебного иска:
Глиняное горе: http://www.golosbel.ru/glinyanoe-gore
Керамзитовый беспредел: http://www.golosbel.ru/keramzitovyi-bespredel
Керамзитовый беспредел-2: http://www.golosbel.ru/keramzitovyi-bespredel-2


Татьяна ДУБИНИНА,
заместитель главного редактора газеты "Голос Белогорья",
член Союза журналистов России,
Белгород


"Журналистика и медиарынок", № 09, 2013


 



ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Полина Кузаева, газета «Оренбуржье», Оренбургская область
Люблю свое дело за непредсказуемость встреч. Никогда не знаешь, с каким человеком сведет тебя завтра судьба. Иногда при работе над материалом все начинает складываться само собой. Вдруг приезжает в город нужный человек или нелепейшим образом попадает в руки книга, в которой находится тема твоей будущей статьи. Так случайная фраза в автобусе, просьба малознакомого человека расследовать ситуацию, съездить и «защитить» меняют твои ближайшие дни, а то и недели. Журналист не должен сидеть в кабинете. Его оружие — слово, а слова рождаются на свободе и только среди людей.